Поиск


Меню сайта


Форма входа


Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Приветствую Вас, Гость · RSS 15.12.2018, 12:45

                 

        Воспоминания Константинова Аверия     (Аверкий) Григорьевича


 

          Я, Константинов Аверий Григорьевич, родился 15 февраля 1916 года,  в селе Альшеево Буинского уезда Симбирской губернии (ныне Буинского района Республики Татарстан), в крепкой крестьянской семье, чуваш.


 

Отец - Константинов Григорий Петрович,  1883 года рождения. Потомственный хлебороб, родом из

с. Альшеево, чуваш.

  Мать – Константинова (Павлова) Ольга Павловна, 1880 года рождения. Родом из с. Альшеево, домохозяйка, чувашка.


 

 Когда я родился, отец был на германском фронте. Отец  владел грамотой. Писал письма с фронта. Узнав из письма о моём рождении, отец заплакал прямо в окопе. До меня рождались одни девочки: Анна, Елена, Пелагея. Земельный надел получал только мужчина. Женщинам не полагалось земляного надела. После войны родились Маруся, Николай и Гриша.

     Помню приезд отца из фронта. Он провоевал до окончания войны. Дослужился до фельтфебеля (старшина) медсанбата. После войны отца избрали депутатом сельского совета.

     После революции всех начали учить, взрослых и детей с 7 лет. Учителями были муж с женой из Черепанова. Была церковь. Был священник по фамилии Тимофеев. Он был моим крёстным отцом. Учился всего три года. Бумаги не было. Писали только на доске. Давали 1 книгу на двоих. Мой напарник  не давал мне книги и  пришлось бросить школу. Я любил слушать песни. Стал посещать церковный хор.

    Работать начал рано. В 10 лет доверяли на лошади бороновать поле. Во время сева ночью мы с Лёнькой Гавриловым гоняли лошадей на ночное. На ночное собиралась вся деревенская ребятня. Жгли костёр, пекли картошку. На лугу мы с Лёнькой боролись. Боролись также и с другими деревенскими ребятами. И так до утра охраняли лошадей.

    Бывали случаи воровства. В деревне тогда был самосуд. Попавшего на воровстве водили по улицам с ворованными вещами и заставляли кричать   «я вор». И старики решали его судьбу.

   Помню, один раз в деревню приезжали артисты. Они поставили спектакль на русском языке. Было очень интересно, хотя мы не знали русского языка.

   После революции землю раздали крестьянам. Землю делили между семьями, по числу едоков. Народ обрадовался, хвалил правительство. Все работали на своём поле.

   В деревне была одна ветряная мельница. У ”пуяна” (богатого) Александра была машина, которая косила и вязала снопы. Снопы привозили на гумно ближе к дому. Зимой снопы колотили вручную цепями, молотили на зерно. У кого земли было много, а дети маленькие нанимали других.  Особенно молодых, которые косили косой, потом вязали снопы. За это нам давали деньги. Зерно для продажи на телегах возили в Тетюши.

       Когда начали организовываться колхозы крестьяне были против. Собрания проходили неделями. К концу собрания уговаривали написать заявление, а утром люди забирали заявление обратно. Крестьяне опасались, что коллективная работа обернётся для них полной потерей самостоятельности.  У кого ничего не было те первыми вступили в колхоз.

   Наша семья  имела небольшой пятистенный жилой дом, содержали 2-х лошадей, 18 овец, до 30 ягнят, 2 коровы. В колхоз мы не вступили. По решению правления у нас забрали коров, лошадей и весь инвентарь. Разобрали переднюю часть жилого дом и увезли в колхоз. Оставили нам одну комнату на 9 человек.

    Когда мне исполнилось 15 лет (я был крепкого телосложения), меня взяли на работу в пожарную часть. Проработал три года.

    В 1933 году из Альшеево  33 молодых парней уехали в Москву на заработки, в том числе и я. В течение года почти все вернулись обратно в деревню. В Москве остались: МАКСИ, МОСТОВ и Я. Там работали на строительстве авиационного завода. Работал землекопом, плотником.

     1937 году меня призвали в РККА. Прямо из Москвы направили в г. Смоленск. Служил в 219 гаубично – артиллерийском полку. В то время я был крепким парнем. Меня назначили заряжающим. В 1939  должен был уволиться в запас. Но увольнение задержали. В сентябре нас перебросили на западную границу и мы, после небольшой перестрелки,  вошли на территорию Польши. С запада в Польшу вошли Германские войска. Мы остановились друг против друга. Там простояли до заключения советско-германского Договора о дружбе и границе. Наше вступление на территорию Польши народ воспринял спокойно.  После перемирия мы вернулись на место дислокации и  нашу часть сразу же отправили на финский фронт. К нашему приезду между Финляндией и СССР военные действия прекратились и был заключен мир. Но отдельные нападения в тылу происходили. В лесу находился небольшой домик. А от него шли подземные ходы. Внезапно появлялись фины и кидали ножи в спины наших солдат и быстро скрывались. В октябре 1940 года был уволен в запас. В армии служил хорошо, слушался командиров и начальников. За службу наградили нагрудным знаком «Отличник РККА».

  

 Выписка из приказа НКО № 194 от 25.07.1940года.

   За отличные показатели в боевой и политической подготовке, отличное несение службы и примерную дисциплинированность награждаю нагрудным знаком «ОТЛИЧНИК РККА» №16564 красноармейца 219 ГАП (гаубично -

артиллерийского полка) Константинова Аверкия Григорьевича.

Начальник штаба 219 ГАП   печать  майор  подпись  Панко.

   

    Приехал домой в октябре месяце. Всю зиму был дома. Хотел уехать в Майну Ульяновской области, но сельский совет не дал документы для оформления паспорта. Колхозникам вообще не давали паспорта. Без паспорта же невозможно было куда-либо поехать, а тем более – устроиться на работу. Даже длительность поездки крестьянина в гости к городской родне ограничивалась, она не должна была превышать пяти суток. Весной и летом 1941 года работал в Кияти на торфоразработках. Во время Сабантуя  объявили о начале войны. Отец приехал за мной. На работе выдали мне три буханки хлеба. 23 июня я приехал в село собрал вещи и с мужчинами поехали в военкомат в Старое Шаймурзино. В военкомате забирали документы и на машинах отправляли в г.Казань. По приезду в Шаймурзино пошёл к сестрёнке Марусе (Игнатьева Мария Григорьевна работала в Старо-Шаймурзинской районной больнице акушеркой) в гости повидаться напоследок и попрощаться.  В военкомате, к концу дня нам объявили, что норму набора выполнили и мобилизованных отправили в г. Казань. Таких как я оказалось 8 человек из Альшеево, Кищаки и других дальних деревень. Нас отправили обратно домой и велели ждать повестки.

     Сельский совет отправил нас в Бюрганы  промартель «КРАСНЫЙ ВОСТОК» на распиловку пиловочника и валку леса. Валили лес с Бабаевым Александром.

     1941 году  зимой я женился на Антоновой Варваре Никитичне. Она тоже работала в этой промартели «КРАСНЫЙ ВОСТОК».

     Весной 1942 года, когда сажали картошку, мы  несколько ребят из  с.Альшеево добровольно поехали  в республиканский военкомат (г. Казань). Республиканский военкомат собрал группу в 15 человек,  направил нас в г. Горький. В г. Горьком после помывки в бане нас переодели в военную форму. Зачислили нас в команду № 20. Приехал полковник из Москвы и всех нас забрал с собой. В Москве нас распределили по частям в запасной полк. Старший лейтенант артиллерист из нашей группы отобрал солдат служивших до войны в артиллерии. Сказали, что будем осваивать новое оружие. Отпустили отдыхать до утра. Утром просыпаемся и видим, кругом лежат непонятные приспособления, как большие деревенские грабли для сбора соломы. Я артиллерист, а тут ничего не понимаю, что это такое. Оказалось – реактивные  установки. Обучали новой технике в течении двух недель. На направляющие устанавливали 4 снаряда по 120 кг. Потом учились устанавливать 8 снарядов по 120 кг. Дали нам новые американские машины (студебеккеры) с железным кузовом с установками и  сидениями для расчёта.  

 “Воевал в 24-ом гвардейском миномётном дивизионе. Назначили заместителем командира артиллерийского дивизиона.  Гвардии младший сержант. Наводчик. (Из красноармейской книжки).

                   

            ”Очень хорошо действовала наша артиллерия даже во вновь   

             сформированных дивизиях. Реактивные снаряды своими

            действиями производили сплошное опустошение. Я смотрел

районы, по которым велся обстрел, и увидел полное   уничтожение   оборонительных сооружений. Ушаково –  главный узел обороны  противника – в результате залпов   реактивных снарядов было  совершенно разрушено, а убежища завалены и разбиты.” .  стр.127.

 Г.К.Жуков. ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ. Москва. АПН.1988г. 9-ое издание том 2  

    

    Первое направление дали в сторону г. Ржев.  Около Ржева снаряды таскали вручную по 4 человека на 3 км. Даём залп и установка сразу же переходила на новоё место. Другой раз таскали снаряды по воде на 7 км, даём залп и сразу же на другое место. В основном стреляли ночью.  Это для того, чтобы немцы не засекли. И так по несколько раз в день и в ночь. Нашу установку звали  «АНДРЮША». Мы располагались за пехотой в километрах 2-2,5. Бои были очень тяжёлые. Мы непрерывно стреляли. Пехота постоянно подымалась в атаку. Атаки захлёбывались. Танки горели. Город Ржев наши части не смогли взять. Через некоторое время нас вернули в Москву, где и встретили Новый год.


 

 ” Из-за отсутствия боеприпасов для реактивной артиллерии её пришлось частично отводить в тыл. Вероятно, трудно поверить, что нам приходилось устанавливать норму расхода… боеприпасов 1-2 выстрела на орудие в сутки. И это, заметьте, в период наступления.”  Стр.243-244

  ”После прорыва немецкой обороны и выхода к железной дороге Ржев – Вязьма наступление войск Западного фронта было приостановлено. Город Ржев войскам Калининского фронта взять не удалось, и он остался в руках противника.”  Стр.266

Г.К.Жуков. ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ. Москва. АПН. 1988г.         9-ое издание, том 2. (август-сентябрь 1942г).


 

    Летом 1943 года нас направили  под г. Воронеж. Участвовали во взятии Воронежа. Израсходовав весь боезапас, нам пришлось отступать (по приказу).  Потом нас перебросили под г. Белгород. Здесь шли ожесточённые, кровавые бои, горели сотни танков и самоходных орудий. Над полем боя стояли тучи пыли и дыма. Получили приказ охранять мост. Если немцы  попытаются захватить мост, мы должны были его уничтожить. Немцев задержали до моста, и нам не было необходимости взрывать мост.

После тяжелых боев (был ранен в ногу) нас вернули в г. Воронеж, а оттуда в г. Москву.

     В 1943 году ввели для солдат и офицеров погоны.

   

     В 1944 году перебросили в Прибалтику. Нас всегда перебрасывали туда, где начиналось наступление. Реактивные миномёты были грозным оружием и поступали в войска под большим секретом. Расчёты комплектовали только из коммунистов и комсомольцев. Готовили для наступления в одном направлении, а наступали совсем в другом направлении. Видимо для секретности. Участвовал в освобождении Латвии и Литвы, а также  Польши. Дошли до Балтийского моря. Во время одного боя, когда весь расчёт был ранен,  в горячке  мне пришлось одному устанавливать 120 кг снаряды. Я даже не помню как это получилось. Все были поражены. После боя меня попросили повторить. У меня ничего не получилось.

    Мы всегда располагались за артиллеристами. Это им не нравилось. Они часто матерились из-за этого. Мы давали залп и быстро уезжали. Немцы засекали наше место, прилетали немецкие самолёты и начинали бомбить. Нас уже нет. Попадало артиллеристам.

     После освобождения Польши сразу же начали готовиться к наступлению на Берлин.

    Под Берлином ночью, после усиленной артподготовки, вначале дали залп мы, а потом ураганный огонь открыли артиллеристы, наша пехота пошла в наступление, осветив позиции немцев 4-мя прожекторами. Немцы отступили. На нашей полосе видел всего один труп немецкого солдата.

  

 ”В воздух взвились тысячи разноцветных ракет. По  этому сигналу вспыхнули 140 прожекторов, расположенных через каждые 200 метров. Более 100 миллиардов свечей освещали поле боя, ослепляя противника и выхватывая из темноты объекты атаки для наших танков и пехоты. Это была картина огромной впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не помню подобного зрелища!..” Стр.231

Г.К.Жуков. ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ. Москва АПН.      1988 год. Издание 9-ое, том 3.

    

     Бои за город Берлин были очень тяжёлыми. Приходилось стрелять не только из реактивной установки, но браться за пулемёты. При взятии аэродрома наш дивизион уничтожил только из пулемёта свыше 100 гитлеровцев.  После окончания боёв, мы ещё целый месяц находились в Берлине.                                                                                                                Потом нас направили в г. Москва. Командиру части полковнику присвоили генеральское звание. Мы старую технику сдали. Получили новые установки на российских машинах. Для экипажа сидений уже не было (на американских студобеккерах  удобств было больше). И нас направили на Дальний Восток. В начале августа разгрузились в районе озера Байкал. А  дальше следовали своим ходом. В Монголии  сеть железных дорог была развито слабо и они не могли пропустить необходимый поток эшелонов с войсками и грузами. Нам пришлось совершить форсированный марш в условиях безводных степей Монголии. Несмотря на все трудности на место дислокации мы прибыли во время. Наступление началось рано утром. Воевать наши части умели. Продвигались по 30-40 км в день. Японцев уничтожали артиллерией и танками. Танки шли в наступление с зажжёнными фарами. Старались беречь солдат. Оставшиеся  в тылу японцы яростно сопротивлялись. В плен не сдавались. Убивали часовых. Нашего часового японец хотел заколоть штыком, но часовой вывернулся - получил удар по ягодице, но заметили солдаты и уничтожили  японца автоматной очередью. Однажды, помню, в соседней части ночью вырезали всех офицеров. С боями мы прошли весь Китай и остановились недалеко от столицы Китая Пекина. На этом для меня война с японцами закончилась.


 

Участие в боевых действиях (из  красноармейской книжки):

                                          Калининский фронт- 08.11.1942г.

                                          Воронежский фронт – 01.03.1943г.

                                          Калининский фронт – 08.01.1943г.

                                         1-ый и 2-ой Прибалтийские фронты – 30.10.1944г.

                                         1 –ый Белорусский фронт – 17.04 1945г.

                                         Дальневосточный фронт -18.09.1945г.


 

Награды (из орденской книжки):

     Орден «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА» № 555516  апрель 1944г.  (орден вручён 25.09.1947г). За храбрость, стойкость и мужество в борьбе с немецко-фашисткими захватчиками.

     Орден «ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 2-ой степени» Ж № 611920

     Медаль «ЗА ВЗЯТИЕ БЕРЛИНА» В № 099240 от 9 июня 1945г (вручён 13.11.1945г.) За участие в героическом штурме и взятии Берлина.

     Медаль «ЗА ПОБЕДУ НАД ГЕРМАНИЕЙ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941- 1945г.»  от 9 мая 1945г.

     Медаль «ЗА ПОБЕДУ НАД ЯПОНИЕЙ» Д № 476644 от 30.09.1945г. За участие в боевых действиях против японских империалистов.

     Товарищ Константинов А.Г. в боевых действиях показал образцы отваги и мужества, приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина  ему объявлена 6-ть благодарностей.


 

    Демобилизован 9 мая 1946 года. После демобилизации на третий день устроился на работу. Соскучился по работе.

1946 - 1956г.г. заготзерно – плотник

1956 – 1980г.г. плотник,  в разных организациях.

 После выхода на пенсию проработал  ещё пять лет.


 

    Награждён медалью «ВЕТЕРАН ТРУДА» от 30.11.1998г.

 Имел пятерых детей.  Девять внуков и внучек. Четыре правнука.


 

    Рассказ дяди  записал племянник  Игнатьев Роберт Дмитриевич  с.Альшеево.

 26 января 2009 года.

08.05.2011г Альшеево. Константинов Аверкий Григорьевич среди родственников.

Слева направо: Константинов Андрей, Игнатьев Андрей, Игнатьев Дмитрий, Игнатьев Роберт, Игнатьев Валерий, Константинов Алексей.


 

Тăхăр ял © 2018
Ермилов Ярослав
-----
Сделать бесплатный сайт с uCoz