Поиск


Меню сайта


Форма входа


Календарь
«  Июнь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Приветствую Вас, Гость · RSS 20.06.2019, 12:02

Литературовед, критик и просто настоящий человек.

(к 100-летию со дня рождения Н.С.Дедушкина)

 

         У чувашского народа есть поверье: предназначение человека начертано на его лбу, на черепе. В жизни рок управляет судьбой каждого из нас. Бывает так: человек с самого рождения, сначала интуитивно, а затем, вполне осознанно готовит себя к некоему главному действу в своей жизни, начертанному на черепе. Но судьба, испытывая, уводит его в противоположную сторону, ставит преграды на пути, не давая осуществиться заветной мечте. Только немногим удается достичь цели. Нечто подобное произошло в ХХ веке с чувашским парнем из Тахаръял. Пожелавшего посвятить себя служению родной литературе парня, судьба породнила с воинской службой, надолго отлучив его от родных мест и юношеских идеалов. Но он и вдали от родины не забывал о своей главной цели. И судьба покорилась ему. Он возвратился в родную литературную стихию и посвятил остаток жизни тому, что было начертано богом на его черепе.

         Николай Степанович Дедушкин родился в селе Альшееве Буинского уезда  Симбирской губернии (ныне Татарстан) 28 марта 1915 года в зажиточной крестьянской семье. Овеянный легендами Тахаръял является плацентой, питавшей в ХIХ веке возрождающуюся чувашскую культуру энергией, вырастившей целую плеяду  общественных деятелей, писателей, поэтов, людей искусства. Здесь очень уважительно относились к литературе. И нет ничего удивительного в том, что сельский парень проникся любовью к родному языку и литературе, возлагая большие надежды на её роль в воспитании новых поколений. Учёба в Кошки-Товотимбаевской школе колхозной молодёжи (родина просветителя народа И .Я.Яковлева, отсюда сельский учитель Дмитрий Петрович Петров-Юман ушёл в революцию 1905 года) и педагогическая деятельность в ней в качестве учителя родного языка и литературы сформировали в нём борца за родную литературу. Активного комсомольца приглашают в Тетюшский РК ВЛКСМ для работы с пионерами. В кабинетах штаба молодёжи ещё не выветрился дух поэта Михаила Сеспель, вершившего комсомольские дела в Тетюшском крае. Четыре года учёбы в Казанском педагогическом техникуме ещё более сблизили студента Дедушкина с чувашской литературой. Он стал активным членом литературного кружка, на занятия которого приходили поэты и писатели Н.Шелеби, П.Хузангай, В.Рзай и другие. Они делились со студентами секретами творческой кухни. В годы учёбы в Чувашском педагогическом институте в Н.Дедушкине проявился талант литературного критика. Первая печатная рецензия на популярную в те годы пьесу А.Калгана «Анисса» появилась в журнале «Сундал»  в конце 1936 года. Позже появились, одобрительно встреченные чувашской общественностью статьи о творчестве Я.Ухсая, А.Алга, о поэтическом мастерстве Таэра Тимкки, о лирике К.Иванова, о стихах для детей Н.Шелеби и другие. Работы молодого критика поражали системностью анализа художественных произведений – что было новым явлением в чувашском литературоведении.

         С 1940 года   Н.С.Дедушкин в Советской Армии. Член ВКП(б), политработник – прошел путь от секретаря полкового бюро ВЛКСМ до инспектора политуправления фронтом, соответственно от рядового солдата до полковника. Сотрудничал с военными изданиями. Его статьи были посвящены героизму советских солдат и офицеров на полях сражений. Вся послевоенная жизнь Н.С.Дедушкина связана с Дальневосточным военным округом. В газете «Суворовский натиск» и в союзных журналах появляются его рецензии на творчество К.Симонова, В.Аверченко, Н.Вирты, С.Бабаевского, О.Гончара. Хотя критик никогда не переставал следить за развитием родной, чувашской литературы, время и обстановка переквалифицировали его в литературного критика общесоюзного масштаба. Он в своих трудах заостряет внимание на раскрытии образа советского офицера в новых произведениях известных авторов. Он как бы сроднился с советской литературой, но его все равно тянуло в родную стихию. Чувашская литература занимала его все более и более. В 50-х годах статьи Н.Дедушкина появляются в ленинградских газетах и журналах. «Песни свободного народа» 1952 год, «Чувашская весна» 1954, «Чувашский поэт и его переводы» 1956 – это уже не довоенная доморощенная критика, а взгляд на родные ценности глазами всесоюзного критика. Н.С.Дедушкин активно сотрудничает в писательских организациях в колыбели октябрьской революции городе Ленинграде. Строит дальнейшие планы. Как раз в это время он узнает о приглашении его в Чебоксары. Оставив ради родной литературы прекрасную ленинградскую квартиру и престижную карьеру педагога он возвращается в родные края.

         Чувашская писательская организация конца 50-х, начала 60-х годов ХХ века напоминала бурлящий котел. Выяснение отношений в нелепо и негласно образовавшихся группировках (фронтовики и тыловики, офицеры и рядовые, тури и анатри) не способствовали нормальной работе союза. Секретариат полностью был поглощен нелитературными делами. Распределение жилья, путевок и всевозможных наград. Идеологический отдел Чувашского обкома КПСС, изрядно уставший от разборов заявлений и жалоб писателей, частенько задумывался о смене нынешних руководителей новыми людьми, превосходящими их во всех качаствах и ставил об этом в известность в Союз писателей РСФСР. Просьба была удовлетворена. В 1967 году из Ленинграда прислали отставного полковника советской армии, члена Союза писателей СССР, чуваша, знающего родную литературу не понаслышке, литературного критика союзного масштаба, кандидата филологических наук Н.С.Дедушкина. Во время представления его коллективу стало ясно, что полковничье звание и опыт политработника были рассчитаны на эффект предстоящих реформ, где фактор «начальник-подчиненный»  имел решающее значение. Ибо в Союзе писателей Чувашии не было лиц, равных ему в воинском звании. В назначении нового председателя немаловажную роль сыграло давнее знакомство его с первым секретарем чувашского обкома партии с С.М.Ислюковом, участвовавшим на инаугурации. Писатели, пораженные неожиданным появлением на собрании первых лиц республики, лишились дара речи и сидели, набрав в рот воды. Только поэт В.Урдаш высказал свое отношение к происходящему: «Зря кадрового военного беспокоите, лучше бы полковника милиции прислали для наведения порядка в Союзе…» Но эти слова никто не услышал.

         Стиль и методы работы нового председателя не заставили долго ждать и вскоре дали первые результаты: прекратилась склока, распались группировки, секретариат занялся творческой работой, повысилась писательская активность членов союза, всерьез заговорили о идейности литературы и об ответственности мастеров пера перед народом. В те годы, в соседних автономных республиках во всю мощь раскручивались в литературе историческая и национальные темы, расшевелились фольклористы, подавала голос молодежь. В Чувашии на все это было наложено табу. «Свободный огонек» был своевременно потушен старшим поколением, считавшим иметь право голоса в литературе только лицам, прошедшим войну. Молодые писатели, выставляя свои произведения на суд ценителей, сталкивались с непониманием их.

«…Постой, а был ли ты в войне,

Месил ли пыль дорог.

Встречал ли ты в атаке смерть,

Привык ли ты дерзать –

И так ли знаешь жизнь, чтоб сметь

О ней другим сказать?»

                                    (Р.Рождественский).

      Выходило, что не имели.

 

         Н.С.Дедушкин – продукт советской идеологической школы, в своих действиях руководствовался решениями партии и правительства в области литературы. Он был одержим идеей объединения поколений писателей, обновления несоответствующего требованиям времени литературы и принимал жесткие решения, результаты которых почувствовали во всей полноте новаторы и творческая молодежь. У меня и сегодня очень трепетное отношение к тому времени, так как 60-е годы были периодом моего вхождения в родную литературу. Поэтому каждое новое явление в писательской организации я пропускал через свое мировоззрение. Еще были свежи в памяти выступления Н.С.Хрущева на пленумах ЦК КПСС и на выставке в Манеже. Эти, ставшие судьбоносными выводы, эхом отзывались во всех провинциальных писательских организациях, рупором которых в Чувашии был Н.С.Дедушкин. Он был человеком, пренасыщенным чувством своей правоты, убежденным солдатом партии (сказывалась 20-летняя закалка) активность была свойством его личности.

         Возьму на себя смелость сказать, что под влиянием так называемой «Хрущевской оттепели», в литературных кругах страны, в том числе и в Чувашии, среди молодых писателей возникло мышление, не соответствующее стандартам социалистического реализма. Требовательный старший товарищ – Н.С.Дедушкин – не допускал в умах членов союза новых литературных направлений, националистических уклонов. Неофициально было оглашено: как можно реже воспроизводить слово «чуваш» в печати.  Наделенный талантом руководителя и организатора, председатель горел желанием установления творческой атмосферы в Союзе писателей. Он был на диво доступен, не отказывал во встречах тем, кто хотел с ним поговорить и всегда проявлял интерес к мнению собеседника. Н.С.Дедушкин имел привычку говорить в полный голос о том, что его волновало в Союзе. Его позиция была общеизвестна и не пересекалась с решениями партии. Он умел говорить просто и понятно о сложных вещах. Жить и работать с ним в одном временном пространстве, наблюдать за его действиями в различных ситуациях – было счастьем для подчиненных. Чувствовалось во всем, что Союз обрел настоящего лидера. Пронзительный взгляд его зеленоватых глаз, приятный тембр речи, чуть вьющиеся рыжеватые волосы, на фоне грубоватых манер поведения (сказывалась 20-летняя военная муштра) отчетливо выделяли его из окружающих.

         Мне приходилось встречаться с Н.С.Дедушкиным несколько раз в разных обстановках. Я не высказывал перед ним свои литературные склонности, преднамеренно скрывал увлеченность поэзией, чтобы получить незамутненное представление о его внутреннем мире. Мы говорили о близком нам Дальнем Востоке, о Девятиселье. Признайся я ему, что пишу стихи – это превратило бы его в литературного критика, с вытекающими отсюда непредсказуемыми последствиями, вплоть до хрестоматийного разговора поэта и критика; или еще хуже – полковника и прапорщика. Результаты непринужденных бесед «обо всем» помогли мне через годы составить настоящую статью. Последняя наша встреча происходила в гудящем, как расстревоженный улей, зале Чувашской государственной филармонии перед началом первого Всемирного конгресса чуваш в 1992 году. Старик, корифей чувашской литературы был сильно растревожен, казалось,  происходящее в зале его не очень занимало. Он уединенно сидел в передних рядах правого крыла зала, погруженный в свои думы. Наши взгляды встретились. И мы машинально поздоровались, кивнув головами. Но я понял, что он меня не узнал. Потревожить его представлением я не мог, это противоречило моим представлениям об этике.

         Работая председателем Союза писателей Чувашии более 10 лет, Н.С.Дедушкин, как человек, прошедший Великую отечественную войну, не мог обратить  внимание на то , как была отражена война в его родной чувашской литературе. Его книги «Чувашская литература периода Великой отечественной войны» 1962 год, «И оружием и пером» 1970, «В ногу с жизнью» 1975, «Дорогами великой Победы» 1985 – весомый взгляд в развитие современного литературоведения. Всего им опубликовано около 150 работ. В них автор выступал за душевную целостность героев чувашских писателей, в его работах верно и точно расставлены социально-этические акценты.

За годы работы Дедушкина вожаком чувашских писателей, завязались дружеские отношения с коллегами братских республик (Татария, Башкирия, Дагестан, Украина, Белоруссия), переводы книг чувашских писателей преодолели границы СССР (Болгария, Венгрия) – в этом была несомненная заслуга Н.С.Дедушкина. Свою основную работу он совмещал  с большой общественной работой. Доцент Чувашского государственного университета имени И.Н.Ульянова с 1970 по 1980 год избирался секретарем правления Союза писателей РСФСР, членом чувашского обкома КПСС, депутатом Верховного совета ЧАССР, активно работал во Всемирном комитете защитников мира, серебряной медали которого был удостоен в 1971 году. Такой чести до него не был удостоен ни один литератор Чувашии.

Н.С.Дедушкин всегда шагал в ногу со  временем. Приход в родную литературу новых имен занимало его не меньше, чем критический обзор творчества  старших поколений. Творчество А.Галкина, Г.Ефимова, Ю.Семендер, П.Афанасьева, Н.Максимова были оценены им с позиции партийности и соцреализма. Он до последних дней  не отступал от своих убеждений. После ухода Н.С.Дедушкина с арены чувашской литературы критика ослабла, обезличилась, возникло понятие «Комплиментная критика», которая не могла способствовать росту и развитию литературы.

Н.С.Дедушкин прожил большую интересную жизнь, полную великих событий, участником которых он был. Мы ценим его за глубокое понимание и бережное отношение к традициям реализма в художественной литературе и вывод чувашской литературы на новый виток развития. Мы находим в его трудах осмысление истории развития родной литературы, его пульсирующего настоящего, проникнутого чувашской нравственностью. Он работал ради возрождения в писателе тех качеств, которые возвышают его и поднимают его статус в обществе.

Не хотелось бы здесь говорить о влиянии Н.С.Дедушкина на молодых неординарных писателей, которые до сих пор не могут простить ему партийных замашек. Каждая медаль имеет и оборотную сторону. Даже негативные действия председателя Союза писателей Чувашии стали своеобразным катализатором творческой активности Ю.Скворцова, М.Сениэль, В.Никитина, М.Юхма, П.Эйзина, А.Назула, В.Чекушкина и других. С приходом перестройки предпринимались попытки обвинить критика за чрезмерную идеологичность в работе, но оппоненты сразу почувствовали, что Н.С.Дедушкин не тот человек, о которого можно вытирать ноги.

Умер Дедушкин 31 декабря 1995 года, похоронен в Чебоксарах.

Н.С.Дедушкин – это имя само по себе многозначительное для всей многонациональной литературы России. Деятельность литературного критика, педагога, литературоведа, общественного деятеля ассоциируется с образом мифического Улыпа, выполнившего свой сыновий долг перед родным языком, родной литературой, родным народом. Тем самым осуществив предначертанье божье, начертанное на лбу.

28 апреля, в честь 100-летнего юбилея Н.С.Дедушкина, в галерее знаменитых людей села Альшеево, с благодарной памяти Тахаръяловцев, появится еще одна мемориальная доска  с именем земляка.

                                                                    Маланмер эль-Пÿркель

                                                                                     23.03.2015 г.

 

                

 

 

 

 

 

 

Тăхăр ял © 2019
Ермилов Ярослав
-----
Сделать бесплатный сайт с uCoz